Русский доспехи и одежда

Русский оборонительный доспех

Оборонительная одежда воина, предназначенная для предохранения тела от ранения, существовала с древнейших времен. Обычная одежда человека, когда-то состоявшая из звериных шкур, являлась для него и оборонительной одеждой. Когда человек научился добывать и обрабатывать металл, появилось металлическое оружие, которое легко пробивало и разрезало неметаллические доспехи. На протяжении всей истории человечества оружие и броня соперничают между собой: новый вид оружия порождает новый вид оборонительного вооружения. 

На территории Русского государства, по данным археологических находок, много веков тому назад существовал металлический оборонительный доспех. Наиболее ранним образцом его является пластинчатый доспех, состоящий из отдельных металлических пластинок, нашитых на кожу или ткань. Позднее появляется кольчатый доспех - кольчуга. В курганах возле города Чернигова были найдены остатки кольчатых доспехов, которые, судя по монетам и другим предметам, найденным тут же, относятся к X-XI векам. Такие же кольчатые доспехи открыты археологами и в других местах обширного Русского государства.

Вследствие большой трудности изготовления металлического кольчатого доспеха в раннее время подобный вид доспеха был чрезвычайно редок и, несомненно, являлся принадлежностью вооружения привилегированной воинской верхушки. Наиболее дешевый и простой доспех, который, существуя с незапамятных времен, дошел в своем первоначальном виде до XVII века почти без каких-либо изменений, состоял из простеганной на вате куртки с рукавами или без рукавов, Иногда поверхность куртки покрывалась металлическими или костяными пластинками различной формы. Остатки подобных доспехов были найдены в курганах города Переяславля. Суди по крайней примитивности устройства, они могли быть изготовлены самим воином при сравнительно незначительной затрате труда.

Производство доспеха из одних металлических колец было известно на Руси в период феодальной раздробленности. Русские доспешные и кольчужные мастера снабжали своими изделиями князя и его дружину.

Русские древние металлурги умели вырабатывать железо, владели способом волочения проволоки, а мастера-оружейники выделывали прекрасные образцы кольчатых доспехов. Необходимое для их изготовления железо вырабатывалось весьма несложным способом из мягкой болотной руды. В результате обработки получалось кричное железо, то есть кусок губчатой массы, пропитанной шлаком Путем горячей обработки молотом из крицы удалялся шлак, вследствие чего получалось ковкое железо. Обработанная таким путем, крица разрубалась на куски, из которых выковывались прутки требуемой длины и толщины.

Найденные археологами на Украине, Кавказе, в Сибири, Азии и в средней полосе России остатки древних рудников, печей, тиглей для плавки металла, остатки металлов и шлаков говорят о том, что в древности металлургия была довольно широко распространена на территории русской земли.

С развитием добычи руды и переработки ее в железо развивалась и техника производства из железа всевозможных изделий. Ковалось холодное наступательное оружие - мечи, копья, рогатины, наконечники стрел, ковалось оборонительное вооружение - шлемы, щиты, тянулась проволока для колец кольчуг и панцирей. Кузнец - издавна известная и распространенная у нас профессия, в значительной степени развитая уже в XI-XIII веках.

Для изделия кольчуг, состоящих из круглых проволочных колец, потребовалось применение способа волочения железной проволоки. Волочение нитей из золота, серебра и меди было известно давно (предметы украшений V-VI века н. э.),а способ волочения проволоки из железа, применявшийся в X-XI веках, является более поздним, судя по остаткам кольчатых доспехов, найденных в славянских погребениях. Древний (сутужный) способ волочения состоял в том, что продолговатый кусок круглого железа протягивался через ряд постепенно уменьшающихся отверстий в железной доске до получения проволоки требуемой толщины.

Процесс волочения был следующим. Волочильная доска с отверстиями закреплялась между двумя столбами, врытыми в землю. К потолку мастерской привешивались качели, которые приходились как раз против волочильной доски. Мастер-волочильщик садился на качели, захватывал клещами просунутый в первое отверстие доски кусок раскаленного железа, а ногами отталкивался от столбов, протягивая кусок в отверстие. Затем, отпустив клещи и сгибая ноги в коленях, возвращался в прежнее положение и, перехватив кусок клещами, снова тянул, упираясь ногами в столбы. С проходом каждого отверстия проволока становилась тоньше и длиннее. Для того чтобы ручным способом из куска круглого железа сечением в 5 мм вытянуть проволоку сечением в 2 мм, нужно было пропустить ее по меньшей мере через 30 последовательно уменьшающихся отверстий.

В процессе волочения проволока неоднократно подвергалась обжигу в специальных горнах, чем уничтожался приобретаемый проволокой "паклен", или жесткость.
Иногда проволока для колец не протягивалась через волочильную доску, а отковывалась до требуемой толщины. Но такой способ требовал очень большой затраты времени, и проволока, несмотря на тщательность и аккуратность мастера, была крайне неровна. Кольчуги с кольцами из кованой приволоки встречаются очень редко. Подавляющее большинство кольчуг изготовлено из волоченой проволоки.

Заготовка кольца состояла из ряда последовательных процессов. Обычно из проволоки нарубались отрезки длиной в 30-40 мм, концы отковывались в виде лопаточек, в них пробивались отверстия для заклепки-гвоздя. Заготовленный отрезок сгибался в кольцо, которое проковывалось в специальных штампах. Проковка придавала кольцу необходимую стандартную форму и требуемый размер. Таких колец для кольчуги надо было изготовить более 20 000. Если в среднем брать каждый отрезок проволоки, требуемый для кольца, размером 30 мм, то длина всей проволоки будет равняться 600 м. Поэтому кольчужный мастер чаще всего применял комбинированный способ плетения кольчуги, вплетая через ряд в клепаные кольца цельно-сеченные кольца, нарубленные из раскованного в лист железа, чем почти наполовину экономил время, которое требовалось на изготовление доспеха.

Цельносеченные кольца выбивались специальной высечкой вручную из листа железа толщиной и 1,5 мм. Наиболее распространенный наружный диаметр цельносеченного кольца - 13-15 мм, внутренний - 9-11 мм.

Для уменьшения отхода железа кольчужный мастер иногда слишком близко просекал в листе соседние кольца, вследствие чего большинство колец по наружному краю имеет на себе следы - выщербинки.

Большое разнообразие видов кольчужного доспеха (кольчуга, панцирь, байдана, бахтерец, юшман), а также большое количество способов крепления колец (внакладку, в замок, в узел, на гвоздь, на два гвоздя и т. д.) создают некоторые затруднения в разборе, определении и классификации кольчатого доспеха, а встречающиеся в настоящее время в литературе данные крайне разноречивы. Так, например, в путеводителе Оружейной палаты, составленном 10. В. Арсеньевым и В. К. Трутовским (стр. 288), сказано, что кольчуга состоит "из мелких плотно сплетенных железных колец", тогда как Висковатов (том 1, стр. 44) и Винклер в своей книге "Оружие"говорят, что "у кольчуги кольца крупные, а потому и плетение более редкое".

Байдану в путеводителе Оружейной палаты 1844 года А. Вельтман определяет так: "Кольчуга без рукавов, составленная из плоских колец", тогда как в другом путеводителе издания 1914 года, а также у Винклера в книге "Оружие" она определяется как кольчуга длинная до колен, с длинными до запястья или до локтя рукавами.

В отношении близкого к кольчуге панциря в путеводителе Оружейной палаты 1844 года сказано: "Надевается не рубашкой с головы, а в виде кафтана", тогда как у Винклера (стр. 324) говорится, что это рубаха до колен и выше, с разрезом у шеи и на подоле.

В описи Оружейной палаты 1687 года о креплении колец кольчуги ничего не говорится, а есть указание о креплении колец панциря: "в узел", "на гвоздь", "вострогвоздь".
По многочисленным памятникам, имеющим различные крепления, можно с точностью установить, что одним из основных видов отличий кольчуги от других типов кольчатого доспеха является способ крепления кольца. Крепление колец кольчуги чаще всего бывает на гвоздь, то есть когда кольцо скрепляется заклепкой, выходящей головками на обе стороны кольца, или, что встречается значительно реже, на два гвоздя, когда кольцо скрепляется двумя заклепками, выходящими своими головками также на обе стороны кольца (рис. 1, фиг. 1 и 2). Иногда крепление колец производится на продолговатый шип, или гвоздь, выходящий также продолговатыми головками на обе стороны кольца (рис. 1, фиг. 3). Все три крепления являются настолько прочными, что кольчуги с подобным креплением колец, несмотря на их древность, хорошо сохранились.

Для того чтобы кольца кольчуги своими шинами не рвали подкольчужной одежды, у кольца в месте заклепки отковывался специальный сосковидный выступ, обращенный своей вершиной к центру кольца (рис. 1, фиг. В); он предназначался для того, чтобы не допускать вращения кольца и держать место его скрепления на поверхности. Но этот выступ все же мало способствовал удержанию кольца в нужном положении, поэтому у восточных кольчуг в XVII веке oл сеченых кольцах появляется поперечная перемычка, которая, уменьшая просвет между кольцами, обусловливала более плотное плетение. Этот способ тоже был несовершенен, так как кольца все же поворачивались своими шинами внутрь кольчуги и рвали подкольчужную одежду. В дальнейшем путем практических усовершенствований был достигнут новый способ крепления колец, оставляющий заклепку только на одной верхней стороне кольца, нижняя сторона кольца получалась гладкой по всей своей окружности. Кольчатые доспехи с подобными креплениями именовались панцирями. Панцирные кольца поддоснешную одежду не портили.

Одним из наименее прочных способов крепления колец является крепление внакладку. Это способ холодного, а иногда горячего соединения одного кольца с другим (рис. 1, фиг. 5 Б). Кольца, крепленные подобным способом, растягивались и легко выпадали, а кольчуга приходила в негодность.

Крепление колец на продолговатый шин свойственно больше всего кольчугам восточным. Такую форму шипа-заклепки на кольчугах можно считать переходной формой к панцирному способу крепления колец, так как этот продолговатый шип впоследствии перешел в клиновидный шип панцирного крепления. Продолговатый шип укреплялся в нижнем конце проволоки кольца, а верхний конец с просеченным заранее таким же продолговатым отверстием накладывался на шип сверху, а затем с силой нагонялся на него и заклёпывался. На кольцах этого типа крепления головка заклепки на одной стороне всегда длиннее и больше, чем заклейка на другой, верхней стороне кольца (рис. 1, фиг. 3 А и Б). Иногда на верхней стороне кольца головка заклепки настолько мала, что едва заметна, или вообще шип не проникает через толщу проволоки и не образует вовсе заклепки. 

Рис. I. Схема крепления колец кольчуги.

Рис. I. Схема крепления колец кольчуги.

Прежде чем приступить к сборке кольчуги, мастер заранее заготовлял необходимое количество колец. Кольчуга плелась, или собиралась, начиная с плеч, ворота и кончая подолом. Грудь и спина усиливались более массивными кольцами. Рукава и горловина часто приплетались к кольчуге позднее. Во время сборки кольчуги мастер-кольчужник часто украшал доспех рядами медных, а иногда и серебряных колец. После изготовления доспеха кольца кольчуги в некоторых случаях золотились, серебрились, украшались пластинками с именами владельцев, а иногда даже драгоценными камнями.; Кольчуги, сплетенные из толстых, массивных колец, имели значительный вес, доходивший до 17 кг. Вследствие этого доспехи возили во время походов в обозах, и воины надевали их лишь в момент непосредственной опасности - перед боем.

Насколько был декоративен и великолепен русский доспех, свидетельствуют народные былины и предания. Например, в одной из старинных народных былин, "О боярском сыне Дюке Степановиче", вооружение древнего воина описывается так: "Крепки доспехи на могучих плечах... пансырь чиста серебра, а кольчуга на нем красна золота, а... пансырю цена три тысячи, а кольчуге цена сорок тысячей".

Под кольчатыми доспехами носили стеганые ватники, которые сами по себе представляли простейший доспех. Сверх кольчуги надевался или панцирь, или зерцала. Но так как плетение кольчуги достаточно редкое (кольца оставляют просвет от 4 до 6 мм), то иногда воины надевали два кольчатых доспеха, один на другой; верхний доспех, "верховой панцирь", обычно состоял из крупных массивных колец, а нижний, "низовой панцирь", состоял из более мелких колец. Об этом мы встречаем указания в летописях и других документах; например, по словам Ремезова, Ермак при своей гибели был "одеян двема царскими пансыри", причем "верховой пансырь был бит в пять колец мудростно", то есть был, по-видимому, двойного плетения. 
Кольчуги
Наиболее ранним и интересным видом кольчатого доспеха является кольчуга. Всего: в собрании оружия Государственной Оружейной палаты насчитывается 27 кольчуг, отнесенных древними описями оружейной казны к XV-XVI векам. При детальном исследовании этой группы можно с уверенностью сказать, что некоторые кольчуги относятся к более раннему времени. Например, кольчуга № 4470, отнесенная в прежних описях к XVI веку, судя по технике крепления колец, по узорам, а также исходя из сопоставления с другими кольчугами, изготовлена значительно ранее XVI века. Рисунок, украшающий кольчугу, напоминает украшения на одеждах, встречающихся в настенной росписи Киевской Софии,; относимой к XII веку. Эта кольчуга, великолепной сохранности и прекрасной работы, имеет два вида колец - одни креплены на гвоздь, другие - сеченные из раскованного в лист железа. Наиболее крупные кольца расположены в виде прямоугольников на груди и спине; более мелкие-на плечах, боках и подоле. Ворот - квадратный, разрезной, с неглубоким подполком; глубина разреза - 14 см; ширина подполка - 9 см. Ворот застегивается справа налево. Правая сторона подполка сплетена из более толстых, массивных колец, и при застегивании ворота прикрывает левый подполок, сплетенный из более тонких колец. Подол кольчуги на передней части имеет разрез длиной 9 см, назади разреза нет. На правой стороне груди кольчуги укреплено свинцовое литое клеймо с "выбитыми на нем двумя знаками "Большой государевой казны"(двуглавый орел в щитке). Кольца кольчуги двух видов: первый вид - клепаные, второй-сеченные пз листа железа и затем прокованные в виде небольших шайб с эллипсовидным сечением. По массивности и размерам кольца делятся на четыре группы: 1-я группа - кольца наиболее массивные, расположенные на груди и спине; 2-я -кольца среднего размера, расположенные на боках, спине и подоле; 3-я - кольца тонкие, расположенные на плечах, рукавах и частично на спине; 4-я - кольца, не соответствующие кольцам самой кольчуги, расположенные группами в виде "заплат"и указывающие на места починки порванных мест. Всего колец в кольчуге насчитывается около 25 000 штук.
Плетение кольчуги требовало большого искусства (рис. 2). Задачей мастера было изготовить кольчугу более легкую и более прочную. Для этого в более уязвимых местах мастер усиливает плетение массивными кольцами и, наоборот, в менее уязвимых-облегчает доспех легкими кольцами. В горизонтальном направлении кольца идут параллельными рядами, по вертикали ряды колец расходятся от центра к краям приблизительно под углом в 20°, отчего в талии ширина кольчуги 80 см, а по краю подола 94 см и расхождение кольчужных рядов зависит не от дополнительного вплетения клиньев, что можно наблюдать на некоторых панцирях, а достигается путем подбора колец более тонких, но равных по диаметру с остальными кольцами кольчуги. Таким образом, от подбора толщины проволоки кольца зависит не только требуемая прочность, но и сам покрой кольчуги, что мастером-кольчужником, изготовившим эту кольчугу, было точно учтено.

Всего на передней стороне кольчуги насчитывается 107 рядов, каждый ряд по горизонтали параллелен с соседним рядом и состоит из 90 штук клепаных и сеченых колец.
Спина кольчуги набрана из нескольких комбинаций клепаных и сеченых колец. Кольца наиболее массивные и крупные расположены в виде прямоугольника на левой стороне спины. Прямоугольник составлен из клепаных и сеченых колец, причем из 836 колец, составляющих этот прямоугольник, только 154 кольца цельносеченные, остальные клепаные. По-видимому, мастер считал, что наиболее надежны кольца клепаные; цельносеченные же кольца, как ненадежные, употреблялись им с большой осторожностью.

Крепление колец на груди выполнено исключительно тщательно, что до известной степени затрудняет нахождение какого-либо следа, дающего возможность определить некоторые моменты самого процесса сборки. На плечах, особенно на левом плече, можно обнаружить кольца, совсем не закрепленные мастером. Возможно, именно в этих местах мастер-кольчужник немного поторопился со сборкой, а может быть, и по другим причинам, но кольца здесь остались незакрепленными.

Эти незакрепленные кольца дают возможность разобраться более глубоко в самом процессе заготовки и крепления колец. Во-первых, мы имеем подготовленное кольцо, во-вторых, кольцо с заготовленным гвоздем и, в-третьих, сам гвоздь в том виде, в котором он заготавливался мастером.

Форму гвоздя и его размеры установить было до последнего времени совершенно невозможно. Кольчужные гвозди не были найдены, за исключением отдельных гвоздей в чиненых кольцах, которые не родственны ни самой кольчуге, ни времени ее изготовления.

Данная кольчуга (№ 4470) открывает нам процесс производства, благодаря чему мы можем восстановить ту далекую технику, которая применялась при изготовлении русского кольчатого доспеха.
О том, как готовились кольца для каждой кольчуги, было уже сказано в начале. Сейчас мы имеем некоторое подтверждение описанных ранее положений. Если мы возьмем для анализа одно кольцо и осторожно вынем едва согнутый (благодаря чему он и держался) шип, мы будем иметь вполне подготовленное для сборки кольцо. Оно имеет вид неправильного овала, хорошо проштамповано, а концы его наложены один на другой, но не скреплены за клепкой-гвоздем. Отверстие для заклепки уже готово; оно было сделано до сгиба проволоки.

Заклепка приготовлялась заранее из проволоки более тонкой, чем проволока самого кольца. При толщине проволоки исследуемого кольца 1,5 мм толщина проволоки заклепки - 1 мм. Высота шипа рассчитана так, чтобы при расклепке с обеих сторон кольца образовалась вполне оформившаяся заклепка. Здесь, конечно, необходимо было принимать во внимание и толщину склепываемого места, так как толщина эта нестандартна даже у колец одного размера. Для кольца при диаметре 12 мм и толщине в месте склепки 1,5 мм высота заклепочного шипа - 3,5' мм. Но всей длине шин имеет незначительный конус. При сборке кольчуги кольца разводились, в отверстие нижнего конца вставлялся шип, который довольно прочно держался в отверстии своей наиболее широкой частью. Затем кольцом схватывались два кольца кольчуги по порядку с краю, после чего концы кольца сводились, и верхняя часть насаживалась на более тонкую часть шипа. Клепка производилась при помощи специальных приспособлений, следы от которых имеются на большинстве колец.

Рис. 2. Деталь кольчужного плетения кольчуги № 4470.

Рис. 2. Деталь кольчужного плетения кольчуги № 4470.

При сборке кольчуги иногда заготовленное отверстие в кольце не совпадало с острым концом шина; тогда в момент клепки шип пробивал в новом месте другое отверстие, и заклепка получалась рядом с заготовленным отверстием. Как качество железа на кольцах, так и добротность выковки колец заставляет отнести эту древнюю кольчугу к превосходным образцам работы русских доспешных мастеров.

По своему внешнему виду кольчуга напоминает рубашку с квадратным воротом и рукавами. Русские рубахи обычно по краям рукавов, по подолу, воротнику и подполку вышивались разноцветными шелками, серебром и золотом и украшались иногда жемчугом; так и на этой кольчуге мастер-оружейник внес украшения, но только не разноцветными шелками, а цветом самого металла, так как кольца клепаные имели светлый цвет, кольца, сеченные в горячем виде из листа железа, имели сине-вороненый цвет. Это различие цветов мастер-оружейник использовал для орнаментальной обработки кольчуги.

Путем просмотра и подсчета колец каждого ряда на данной кольчуге удалось установить некоторую закономерность в распределении колец клепаных и цельносеченных и сделать вывод, что цельносеченными кольцами кольчужник не только ускорял темпы производства кольчуги, но и украшал ее. Орнаментальный узор из вороненых цельносеченных колец шел снизу вверх по правому плечу полосой шириной в 8 см, затем шел к вороту шириной уже в 10 см, далее по правому подполку спускался вниз, потом от ворота шел по левому плечу и вновь спускался вниз. Таким образом, плечи, ворот и подполок кольчуги украшены с большим вкусом цельно штампованными воронеными кольцами.

Ниже этой орнаментальной полосы имеются украшения На груди кольчуги. Подол кольчуги состоит из нескольких перемежающихся рядов светлых и вороненых колец. Эта кольчуга, несомненно, имела первоначально очень эффектный вид и принадлежала, по-видимому, одному из крупнейших феодалов того времени.

Действию наступательного оружия чаще всего подвергались шея, плечи и грудь, и естественно, что в указанных местах кольчужному мастеру необходимо было усиливать кольчугу. Однако, как мы видим, описываемая кольчуга имеет квадратный ворот, и шея оставалась открытой как спереди, так и сзади; на плечах же и на верхней части груди находятся наиболее мелкие и легкие кольца. Оказывается, особенного усиления кольчуге XII-XV веков в этих местах не требовалось, так как в это время шея и верхняя часть груди воина находились под надежной защитой специального кольчатого ожерелья, которое непосредственно было связано со шлемом (рис. 3).

Это ожерелье, имея достаточный запас кольчужной сетки, свободно спускалось на плечи, предохраняя дополнительными кольцами шею, плечи и верхнюю часть груди воина. Своеобразное распределение колец на кольчуге не случайно и преследует определенные цели: с одной стороны, сделать ее более легкой, а с другой - наиболее прочной в уязвимых местах, не прикрытых другими видами оборонительного доспеха.

На рисунке 3 дан общий вид кольчуги № 4470; ее плечи прикрыты ожерельем, прикрепленным к шлему. Изображения воинов в подобном вооружении можно встретить на миниатюрах древних рукописей, а также на фресковой и станковой живописи, в иконах XIII, XIV и XV веко".[Размеры и вое кольчуги: ширина в плечах с рукавами-140 см, в талии - 80 см, и подоле"- 94 см, длина - 70 см, вес-11793 г. 

Вторым, не менее; интересным экземпляром кольчатых доспехов является русская кольчуга XVI века № 4466 (рис. 4), принадлежавшая боярину и воеводе князю Петру Ивановичу Шуйскому (умер в 1564 году), прославившемуся в 1539 году своими боевыми подвигами. 

Кольчуга Шуйского состоит из круглых железных колец, крепленных на один гвоздь. Плетение кольчуги одинарное, то есть каждое кольцо скрепляет собой четыре соседних кольца. Все кольца в кольчуге клепаные. Покрой кольчуги - в виде рубашки с короткими рукавами. Ворот квадратный с разрезом глубиной в 23 см. Разрез прикрывается подполком. Левая сторона подполка шириной 17 см сплетена из толстых, массивных колец. Правая сторона подполка шириной 21 см сплетена на ширину 17 см из толстых, массивных колец, а дальше на 4 см подполок доплетен более тонкими кольцами, так как эта часть подполка при застегивании ворота прикрывается левой стороной подполка. Ворот застегивается слева направо. Рукава кольчуги прямые, ширина рукавов-22 см; длина правого рукава от подмышечного клина-11 см; длина левого рукава-14 см. Подол кольчуги имеет спереди разрез 7 см, сзади разреза нет. Иа правой стороне груди имеется медная литая круглая пластинка, на которой в четыре строки расположена выпуклыми буквами надпись, окаймленная круглым выпуклым ободком. В первой строке расположены буквы: "КНЯЗИ", на второй строке-"ЕТРОВЪИВ", на третьей строке - "АНОВИЧАШУ", на четвертой строке,- "СКГОВА". По сочетаниям букв можно прочесть имя владельца- князя Петра Ивановича Шуйского (рис. 5).

Рис. 3. Общий вид кольчуги № 4470 и ожерелья.

Рис. 3. Общий вид кольчуги № 4470 и ожерелья.

Рис. 4. Общий вид кольчуги № 4466 князя П. И. Шуйского.

Рис. 4. Общий вид кольчуги № 4466 князя П. И. Шуйского.

Рис. 5. Деталь кольчуги № 4466 с именным клеймом князя П. И. Шуйского.

Рис. 5. Деталь кольчуги № 4466 с именным клеймом князя П. И. Шуйского.

Принадлежность пластинки именно этой кольчуге доказывается способом прикрепления се к кольчуге: она прикреплена при помощи двух медных штифтов, отлитых одновременно с самой пластинкой из желтой меди - латуни; штифты эти с обратной стороны расклепаны на железной продолговатой планке со срезанными неровно углами. Длина планки - 30 мм, ширина - 12 мм. На медных штифтах не заметно следов пересадки пластинки с одного предмета на другой, штифты хорошо расклепаны. Сама планка сильно износилась, особенно но краям и в середине, и местах же заклепок толщина планки сохранилась лучше. Толщина планки в середине - около I мм.

На правой стороне груди кольчуги укреплено свинцовое клеймо "Большой государевой казны", на клейме в двух местах, и середине и внизу, выбито изображение двуглавого орла; само клеймо, как и подобные клейма на других кольчугах, имеет вид невысокой (5-6 мм) усеченной пирамиды с квадратным основанием. Для клеймения кольчуг употреблялась специальная форма, в нее выливался расплавленный свинец, который, растекаясь, заполнял пространство между кольцами кольчуги и настывал, образуя неправильную форму основания. На гладкой верхней плоскости клейма выбивался знак "Большой государевой казны"- двуглавый орел.

Кроме этих двух основных клейм, кольчуга украшена еще круглой медной литой бляхой, подобной тем, которыми в XVII столетии довольно густо украшали доспехи. Эта бляха, по-видимому, была когда-то высеребрена, но в настоящее время серебрение почти не сохранилось. Прикреплена она к кольчуге обыкновенной проволокой.
Плетение кольчуги состоит из 85 параллельных рядов колец. Наиболее крупные кольца расположены на груди в виде квадрата размером 42-60 см.
На рукавах и подоле кольца менее массивные. На спине кольца расположены так же, как и на груди.

В талии количество колец с каждого бока убавляется; так, например, если в верхнем ряду от подмышек имеется 90 колец, то в талии, спустя 20 рядов, - уже 70 колец. Кольца убавляются через ряд, то справа, то слева по одному кольцу. Подол кольчуги расширяется книзу вследствие того, что кольца на подоле подобраны более тонкие, отчего и плетение получается более редкое, чем на груди и спине.

Кольчуга № 4466 имеет весьма интересную историю. По определению С. Бахрушина, эта кольчуга после смерти П. И. Шуйского, убитого под Оршей в 1564 году, была привезена в Москву и находилась в имуществе Ивана Грозного, а в 1588 году была направлена в Сибирь в качестве царского жалования Ермаку.

Размеры и вес кольчуги: ширина в плечах с рукавами - 114 см, в подоле - 82 см, длина- 60 см, вес - 11 710 г, всего колец в кольчуге - 16 000.
Третья и четвертая кольчуги, № 4469 и 4476, интересны техникой крепления колец на два гвоздя. Описью Государственной Оружейной палаты они определяются как кольчуги русские XVI века (рис. 6).

Кольца кольчуги № 4469 - круглые, железные, по своему устройству напоминают кольца кольчуг, описанных выше. Плетение колец двойное, то есть каждое заклепочное кольцо скрепляет шесть соседних колец. Покрой обеих кольчуг - в виде рубашки с короткими, выше локтя, рукавами. Ворот квадратный, надставлен значительно позднее невысокой горловиной.
На левой стороне груди имеется большая медная круглая пластинка, по-видимому, прикрепленная к кольчуге позднее.

Так украшали кольчуги и панцири в XVII столетии; пластинки часто золотили, серебрили, иногда лудили, а иногда просто оставляли медными (рис. 7).
Размеры и вес кольчуги № 4469: длина - 66,6 см, ширина с рукавами - 102,2 см, в подоле - 67,7 см, общий вес кольчуги - 12 709 г.
Кольчуга № 4476 по характеру работы близка к кольчуге № 4469описанной выше.

Интересной особенностью этой кольчуги является ворот, состоящий из нескольких рядов колец: в задней части - из 14 рядов, в передней части - из 12 рядов; в кольца ворота через ряд продет узкий сыромятный ремень, который поддерживает горловину ворота в стоячем положении. Ворот застегивается справа налево. У ворота широкий (12 см) подполок. Обе полы подполка сплетены наполовину из крупных, как сама кольчуга, колец, крепленных на два гвоздя, двойного плетения, а наполовину из более мелких колец одинарного плетения, крепленных на один гвоздь, как и сама горловина. Спереди и сзади подол кольчуги имеет разрезы. Размеры и вес кольчуги № 4476: ширина в плечах с рукавами - 100 см, в подоле - 60 см, длина - 67 см, вес - 11 799 г. 
Всего колец в кольчуге около 20 000 штук, из них: цельносеченных -. 10 000, клепанных на два гвоздя - 9000, клепанных на один гвоздь мелких колец около 1000.

Кольчугу № 4477 интересно отметить как образец своеобразной техники крепления кольца. Кольца кольчуги креплены на продолговатый гвоздь, или шин. Опись Государственной Оружейной палаты относит этот памятник к XVI веку. Кольца кольчуги железные, круглые, средней величины. Плетение кольчуги одинарное. Ворот квадратный, разрезной, с подполком, подполок застегивается справа налево. Кольца более массивные расположены на плечах и верхней части груди, кольца тонкие расположены на подоле и рукавах. Крепление на продолговатый гвоздь, или шип, можно считать переходным к панцирному способу крепления кольца. Но здесь еще гвоздь образует головки по обе стороны кольца, подобно креплению колец на кольчугах (рис. 8).

Рис. 6. Общий вид кольчуги № 4469.

Рис. 6. Общий вид кольчуги № 4469.

Рис. 7. Деталь кольчуги № 4469.

Рис. 7. Деталь кольчуги № 4469.

Размеры и вес кольчуги №4477: ширина - 74 см, длина - 62 см, вес - 7520 г. Общее число колец - 14 000.
Кольчуга русская XVI века №4473 интересна тем, что кольца, как сеченые, так и клепаные, прокованы в специальных штампах перед сборкой кольчуги.
Размер колец так же разнообразен, как и в предыдущих кольчугах, на груди диаметр сеченых и клепаных колец - 13 мм, на рукавах и подоле - 12 мм.
Железо на клепаных и сеченых кольцах кольчуги различно. На кольцах сеченых строение железа однородное, а на клепаных - слоистое. Интересно отметить, что клепаные кольца обращены в правую сторону, штампованные кольца - в левую сторону. Это обстоятельство зависело от сборки кольчуги и от тех приемов, которые применял мастер, собирая доспех. Места заклепок колец кольчуги находятся в различном положении, так как кольцо свободно вращается, не зажатое соседними кольцами, вследствие чего иногда трудно бывает найти, где кольца клепаные, где цельносеченные.

Грудь описываемой кольчуги усилена двойным, широким подполком. Ширина под-полка- 12,5 см, высота - 30 см. Правая наружная пола подполка состоит из более массивных колец, левая, прикрываемая правой полой, состоит из более тонких колец. На подоле у разреза спереди вплетены пять медных колец, клепанных железным шипом (гвоздем), выходящим головками с обеих сторон кольца. Эти кольца являлись, очевидно, своеобразной меткой мастера или владельца кольчуги.

Рис. 8. Деталь средней части груди кольчуги №4477.

Рис. 8. Деталь средней части груди кольчуги №4477.

Размеры и вес кольчуги № 4473: ширина кольчуги в плечах с рукавами - 129 см, в подоле - 72 см, длина - 70 см, вес - 12 380 г.
Всего в кольчуге около 20 000 колец, из них около 10000 колец штампованных.

Интересным по креплению колец экземпляром является также кольчуга № 4475. Кольца, расположенные на подоле, закреплены на один гвоздь; кольца, расположенные на груди, спине и рукавах, собраны внакладку.

Эта кольчуга имелась в наличии при проверке "Большой государевой казны"в 1087 году. В это время, как говорилось в описи, она была украшена тремя медными посеребренными пластинками.
В описи 1884 года отмечено, что "кольца круглые, средней величины, креплены в узел". При детальном исследовании кольчуги было установлено, что это указание в описи является ошибочным. Креплением колец кольчуги в узел называется такой способ крепления, когда кольца, раскованные в виде лопаточек, заходят друг за друга, образуя продолговатое утолщение, подобно креплению колец на гвоздь. В данном случае крепление сделано способом простой накладки.

Такой способ крайне ненадежен и употреблялся в более позднее время, когда кольчужный доспех стал декоративной вещью. В результате такого ненадежного способа крепления колец кольчуга имеет большие утраты.

Остановимся более подробно на самих кольцах и на некоторых особенностях сборки. Все кольца в кольчуге изготовлены из кричного сварочного железа, протянутого в проволоку. Структура железа на кольцах неоднородна, очень многие кольца расслаиваются, туда попадает ржавчина и изнутри разрушает металл, почему многие кольца очень слабо держатся, легко разгибаются и иногда при разгибе ломаются, образуя раковистый излом с очагами ржавчины. В местах скрепления кольца кольчужником, иногда на обоих, но чаще всего на одном конце, выбит ромбовидной формы выступ, подобно головке, образуемой заклепкой; поэтому на первый взгляд кольца кажутся скрепленными на гвоздь, тогда как никакого скрепляющего значения этот выступ не имеет. Такой выступ выбит большей частью только с одной стороны кольца, другая сторона остается гладкой и немного раскованной; поэтому и ткань создает видимость настоящей кольчуги только с лица; с внутренней же стороны все кольца кажутся гладкими и немного плоскими, то есть раскованными. В некоторых местах кольчуга неоднократно чинена настоящими кольчужными кольцами, скрепленными одной заклепкой-гвоздем. Например, на рукавах кольчуга чинена теми же кольцами с выступом вперемежку с цельно-сеченными кольцами.
Размеры и вес кольчуги: ширина в плечах с рукавами - 117 см, в подоле - 73 см, длина - 67 см, вес - 7510 г. Всего в кольчуге около 21 000 колец.

Все остальные кольчуги собрания Государственной Оружейной палаты в основных своих чертах аналогичны описанной выше. Некоторые из них (№ 4469, 4476, 4480) имеют двойное плетение, вследствие чего получается более плотная ткань. Все кольца кольчуг клепаны заклепкой-гвоздем, выходящим головками на обе стороны кольца. В числе кольчуг, крепленных на гвоздь, встречаются некоторые образцы, у которых кольца креплены на продолговатый или плоский гвоздь, который образует шляпки удлиненной формы. Все кольчуги изготовлены из волоченой проволоки, так как на всех без исключения кольцах ясно можно разобрать риски-полоски, оставляемые очком волочильной доски.

Все кольчуги в большинстве случаев имеют разрезной ворот с глубоким подполком. Ворот застегивается в большинстве случаев справа палево. Такое застегивание ворота наиболее практично, так как в атом случае вся правая сторона, обращенная к противнику, в момент бон оставалась под надежным прикрытием кольчуги, при застегивании ворота слева направо клинок сабли, копье или стрела могли проникнуть в открытую щель подполка. 

Разбирая десятки кольчуг собрания Государственной Оружейной палаты и наблюдая характерные особенности каждой из них, можно прийти к выводу, что кольчуга - это рубашка с квадратным разрезным воротом. Весят кольчуги от 8 до 17 кг. 

Кольца кольчуг изготовлялись из круглой, тянутой через волочильные доски проволоки. Проволока рубилась на куски, из которых впоследствии изготовлялись кольца. Кольца клепались заклепкой-гвоздем, образующим по круглой головке на обеих сторонах кольца. Как клепаные, так и сеченые кольца, заготовленные заранее, перед сборкой кольчуги проковывались на специальных матрицах, где им придавалась своеобразная форма: круглая с отростком, обращенным внутрь окружности кольца (см. рис. 1).

При сборке кольчуги мастер пользовался прибором-штампом, в котором имелись специальные углубления для придания правильной формы заклепке-гвоздю.
Сборка кольчуги производилась параллельными рядами, начиная от ворота и кончая подолом. Клепаные кольца местами скрепления обращены в правую сторону; это доказывает, что мастер-кольчужник держал при сборке кольчуги свой инструмент в правой руке, им захватывал кольцо и, установив на специальной наковальне, легко ударял молотком, производя скрепление. При ударе мягкое железо шипа хорошо формовалось в заклепку. Мастерам-кольчужникам для каждой кольчуги приходилось клепать до 20 000 колец и больше.

Кольчуги бывают двойного и одинарного плетения. Двойное плетение более частое, в нем каждое кольцо скрепляет шесть соседних с ним колец. Одинарное плетение более редко - каждое склепываемое кольцо захватывает четыре соседних с ним кольца.

Производя сборку кольчуги, мастер распределял кольца различной крепости и величины, облегчая плечи, бока и подол более легкими кольцами, усиливая грудь и спину более массивными кольцами, иногда украшал кольчугу воронеными кольцами (цельносеченными), выводя ими простые геометрические орнаменты, которые шли по плечам, вороту, подолу и по краям рукавов и в виде щитков - на спине и груди.
Панцыри
Наиболее древним памятником из панцирного имущества Государственной Оружейной палаты можно считать остатки панциря, найденные вместе со шлемом князя Ярослава Всеволодовича и относящиеся к периоду Липицкой битвы 1216 года, вследствие чего можно прнтти к выводу, что к началу XIII века на Руси уже существовали панцири (рис. 9).
Слово «панцирь» происходит от греческого слова «пансидерион» «железо». В описи Государственной Оружейной палаты кольчугой называется один вид кольчатого доспеха, панцирем – другой. Эти наименования даны на основании описей «Большой государевой казны», где с большой точностью определяется тот или иной доспех, например: кольчуги русские, восточные, панцири немецкие, русские и т. д. Висковатов в своей книге «Историческое описание вооружения русских войск»дает следующее определение панцирю: «Панцирем называется доспех в виде рубашки до колен и выше, с короткими до локтей или длинными до кистей рукавами и с разрезами напереди у шеи для надевания через голову и у подола, или подзора, как для свободного движения ног, так и для удобного сидения на лошади. Панцирь делается из весьма мелких, плотно сплетенных железных колец. Украшался панцирь круглыми металлическими бляхами на груди, спине и но подолу».
На основании таких рукописей XVII века, как «Смотренные списки», «Десятни»и другие, можно установить, что все кольчатые доспехи иногда назывались общим названием – панцирь, но иногда один и тот же предмет имел разное определение; например, из Болоховской десятни 1822 года видно, что термины «кольчуга»и «панцирь»не различались: «...а государеву службу служить на коне, в саадаке, доспеху кольчуга, да шапка мисюрская»и далее говорится об этом же: «...а государеву службу служить на коне, в саадаке, доспеху панцирь, да шапка мисюрская ».
На основании детального изучения собрания панцирей Государственной Оружейной палаты.к вышеописанному определению Висковатова необходимо добавить, что главное отличие панциря от кольчуги заключается в системе крепления колец. Крепление в панцирях на первый взгляд то же крепление на гвоздь, как и в кольчугах, однако именно здесь наблюдается существенная разница (рис. 10). При соединении расплюснутых концов кольца в панцире концы не склепывались гвоздем, проходящим сквозь оба отверстия, как в кольчугах, а крепились при помощи шипа, укрепленного в одном из концов проволоки. Отрезок проволоки с укрепленным шипом сгибался в кольцо специальными щипцами или вручную. Ударом молотка или особыми отжимными щипцами шип вгонялся острием в другой расплюснутый конец кольца. Этот способ крепления значительно проще и быстрее, чем крепление на гвоздь в кольчугах, но он менее устойчив, так как вершина шина, пройдя толщу второго конца проволоки, чаше всего не расклепывалась, как это делалось при креплении на гвоздь в кольчугах, а едва выходила или сгибалась раньше времени, не пробив толщу металла.

Рис. 9. Остатки панциря Ярослава Всеволодовича № 4464.

Рис. 9. Остатки панциря Ярослава Всеволодовича № 4464.

Процесс изготовления панцирного доспеха наглядно изображен на рисунке в одном немецком издании XVI века (рис. 11). Мастер изображен сидящим за верстаком, в правой руке у него щипцы, которыми он соединяет концы колец панциря. На верстаке лежит молоток, стоит небольшая наковальня. Левой рукой мастер ударяет молотком но верхней части щипцов, вследствие чего шип кольца проходит в заготовленные прорези и, расклепываясь, скрепляет кольцо. Тут же на верстаке мы видим матрицу и клинок для просечки отверстий в концах заготовленной проволоки, кусок проволоки для кольца, кольца для панциря, банку с шипами-заклепками для колец.

Кольца панциря крепились специальными обжимными щипцами, губки которых имели углубления для формовки головок шипов. Эти губки щипцов часто оставляли на кольцах специфические следы. Иногда шип не попадал в приготовленное отверстие и прокалывал железо в новом месте, где и формовался в заклепку.

Благодаря применению щипцов сборка панциря происходила значительно быстрее, чем сборка кольчуги, но крепление колец было менее прочным, так как шип не всегда давал идеальную заклепку.

Рис. 10. Схема креплении колец панцири.

Рис. 10. Схема креплении колец панцири.

Кольца панцирного доспеха отковывались на специальной, более усовершенствованной матрице, вследствие чего проволока не оставалась круглой, а принимала немного сплюснутый вид, придавая большую прочность кольцу. Панцири в отличие от кольчуг не делались двойного плетения, а только одинарного, то есть каждое кольцо захватывало при плетении 4 кольца. Это обусловливалось тем, что кольца панцирей были меньшего размера, чем в кольчугах! Способ панцирного крепления колец был хорошо известен русским мастерам и применялся ими на протяжении столетий.

Составители описей "Большой государевой казны"в XVII веке употребляли целый ряд специфических терминов для определения того или иного вида панциря. Например, панцирь хрящевой, панцирь вострогвоздь, коробчатый и т. д. Панцири, имеющие такие названия, на первый взгляд мало отличаются друг от друга, но, всматриваясь в технику плетения и заклепки колец, в покрой и вид всего доспеха, можно заключить, что некоторые названия соответствовали доспеху. Например, панцирь XVI века № 4492 имеет название хрящевой. Объяснение этого слова можно найти в лексиконе древних русских бытовых выражений; хрящом назывался, например, крупный песок, которым посыпали дороги, грубый холст, идущий на покрытие пола в хоромах, существовало выражение "устилать пол хрящом".

В данном случае грубость работы панциря, тонкие, неровно раскованные кольца, зачастую плохо закрепленные, могли послужить поводом к тому, что панцирь получил название хрящевой, то есть грубый. Кольца, зачастую неплотно лежащие, при прикосновении рукой давали ощущение щетки.

Pис. 11. Панцирный мастер за работой С гравюры XVI пека.

Pис. 11. Панцирный мастер за работой С гравюры XVI пека.

Название вострогвоздь произошло от особенности заклепки кольца. Все кольца этого панциря заклепаны высоким острым шипом - гвоздем, обращенным к наружной поверхности панциря, отчего при прикосновении получается ощущение шероховатости.

Коробчатый панцирь отличается плоскими, значительно вытянутыми кольцами. Ряды колец в панцире параллельны, но идут не но прямой линии, а по дуге, которая от центра груди опускается к бокам. Расположение рядов колец панциря по дуге, подобно коробковому своду древнего каменного здания, послужило основанием для названия коробовый, или коробчатый, то есть сводчатый, что вполне соответствует виду панциря.

В дальнейшем изложении нее перечисленные виды панцирей будут подробно описаны при разборе самих памятников. Всего в собрании Государственной Оружейной палаты имеется шестьдесят восемь панцирей, из них один хрящевой, один вострогвоздь, четыре коробчатых? пять черкасских, одиннадцать московских и четырнадцать немецких; остальные панцири записаны как панцири русские XVI и XVII веков. Разбор начнем с интересного панциря, именуемого описью хрящевым.

Панцирь XVI века хрящевой № 4492. В описи "Большой государевой казны"от 1687 года этот панцирь записан под № 4: "Панцирь хрящевой, на нем три мишени медные посеребрены". Как уже говорилось выше, название хрящевой удержалось за этим экземпляром кольчатого доспеха благодари его виду. Кольца панциря, несколько опальной формы, изготовлены из волоченой проволоки и сильно расплющены ударом молотка, все креплены на шип, выходящий головкой только на одну сторону кольца. Судя по кольцам, шип укреплялся на одном конце заготовленного отрезка проволоки. Во время склепки колец шин не всегда пробивал своим острием накладываемый второй конец, а в некоторых случаях лишь образовывал на нем незначительный выступ, или "пупыш". Вследствие несовершенства скрепления колец многие из них легко разъединялись и терялись. Толщина колец - от 0,5 до 1 мм, ширина - от 2 до 3 мм. Диаметр колец на груди, подоле и рукавах почти одинаков - 13 или 11 мм. Края рукавов доплетены позднее несколькими рядами кольчужных колец цельно сеченных и клепаных. Плетение панциря одинарное, благодаря крупным кольцам-очень редкое (рис. 12).

Рис. 12. Деталь хрящевого панциря № 4492.

Рис. 12. Деталь хрящевого панциря № 4492.

Размеры и вес панциря № 4492: длина - 62 см, ширина с рукавами - 80 см, в подоле - 44см, вес- 5330 г.
Панцирь XVI пека № 4403, названный в описи 1G87 года вострогвоздь. Название соответствует виду панциря. Все кольца клепаны на шип, образующий острую головку на одной стороне кольца. Кольца железные, изготовлены из волоченой проволоки, гладко раскопаны или расплющены. Толщина кольца - 1,5 мм (рис. 13).

След штампа наблюдается только на месте заклепки кольца. Судя по плотности скрепленного места, кольца собирались в горячем состоянии и при склепке сваривались. Диаметр колец - от 11 до 12 мм. Ворот, рукава и подол сплетены из более мелких и тонких колец.

Рис. 13. Деталь панцири вострогвоздь № 4493.

Рис. 13. Деталь панцири вострогвоздь № 4493.

Рукава панциря надставлены в более позднее время рукавами от панцирного доспеха западного происхождения. Кольца приставных рукавов мелкие, диаметром 7 мм, при толщине проволоки от 1 до 1,5 мм, креплены на острый шип, выходящий головкой на одну сторону кольца; на другой стороне кольца, противоположной шипу, выбито изображение короны. Подобные знаки чаще всего встречаются на немецких панцирях XVII века.

Размеры и вес панциря № 4493: длина - 62 см, ширина в плечах с рукавами - 115 см. в подоле - 58 см, вес - 8200 г. 
В Государственной Оружейной палате четыре панциря определяются описью как коробчатые. Если расправить панцирь на гладкой поверхности стола, то ряды колец, оставаясь параллельными между собой, образуют дугу, или арку, поднимаясь в центре и опускаясь к бокам. Такое расположение рядов обусловливается формой колец панциря. Они имеют форму сильно вытянутого овала длиной 15 мм и шириной 10 мм. Плетение панциря редкое, кольца свободно вращаются по своей окружности, не зажатые соседними кольцами, вследствие чего они могут располагаться и в горизонтальном и в вертикальном положении, то есть вдоль и поперек панциря. В момент расположения колец вдоль панциря он увеличивается в длине, в момент расположения колец поперек - увеличивается в ширине. Например, если при расположении колец но вертикали мы имеем ширину панциря 500 мм, то, растягивая ткань в ширину и перемещая положение колеи по горизонтали, получим ширину панциря 800 мм, а длина при этом сокращается на 250 мм.

Рис. 14. Общий вид коробчатого панциря № 4495.

Рис. 14. Общий вид коробчатого панциря № 4495.

Способность панциря растягиваться в момент надевания и облегать тело воина, не делая лишних неудобных складок, то есть эластичность самой ткани-характерная особенность коробчатых панцирей.

Все коробчатые панцири имеют вид рубахи с квадратным разрезным воротом без подполка. Рукава короткие (рис. 14).
Кольца панциря, изготовленные из волоченой проволоки "серого железа", несколько сплюснуты ударами молотка, креплены на шип. Шип в большинстве колец не пробил металла, но, несмотря на это, кольца хорошо склепаны и даже сварены при местном нагреве в момент склепки. Отсутствие заклепочной головки и видимые глазом нераскованные концы проволоки кольца были причиной того, что в описи Государственной Оружейной палаты неправильно указан способ крепления: "крепления колец в узел", тогда как кольца клепаны на шин но обычному способу панцирного крепления (рис. 15). В местах заклепки наблюдаются следы штампа или щипцов.

Рис. 15. Деталь коробчатого панциря № 4495.

Рис. 15. Деталь коробчатого панциря № 4495.

Все четыре коробчатых панциря по размерам довольно близки между собой.
 

№ панциря

4495

4496

4497

4498

Длина в см.

66

62

71

66

Ширина в см.

57

53

71

48

Вес в г.

6765

5880

6150

4920

 

В собрании Государственной Оружейной палаты находятся пять панцирей, записанных в описи 1687 года под названием черкасских.
Черкасские панцири отличаются первоклассной техникой плетения и крепления колец. Они собраны из тонких круглых колец, имеющих почти одинаковый размер по всему панцирю и скрепленных на односторонний шип (рис. 16).

По терминологии XVII века черкасами назывались жители Украины и юга России, что видно, например, из грамоты царя Алексея Михайловича от 1661 года, где говорится об отыскании в Астрахани "черкас, панцирного дела самых добрых мастеров". По-видимому, черкасы, сохраняя вековые традиции панцирного и кольчужного искусства, нередко приглашались в Москву как специалисты и работали в мастерских Оружейного приказа.

Рис. 16. Деталь черкасского панциря № 4500.

Рис. 16. Деталь черкасского панциря № 4500.

Для характеристики панцирей этого типа можно привести один панцирь, записанный в описи Государственной Оружейной палаты за № 4500. Кольца панциря железные, средней величины (диаметр - 11 мм), довольно тонкие (толщина проволоки - от 1 до 2 мм), расклепаны при помощи специального штампа по типу кольчужных колец, но скреплены по панцирной технике, то есть на один шин, образующий головку на одной стороне кольца; другая сторона остается гладкой, на ней иногда ясно обозначается место укрепления шипа.

Черкасский панцирь представляет собой рубашку с короткими, выше локтя, рукавами, с квадратным разрезным воротом. В данном панцире к квадратному вороту прикреплен воротник, состоящий из 13 рядов тонких колец диаметром 10 мм.
По приблизительному подсчету в панцире насчитывается более 25 000 колец.

Размеры и вес черкасских панцирей

№ панциря

Длина в см.

Ширина панцыря в см .

Вес в г.

С рукавами

В подоле

4499

71

93

53

4509

4500

75

106

71

4929

4501

71

111

48

3639

4502

71

93

53

3690

4503

66

93

57

3690

Рис. 17. Общий вид московского панциря № 4527.

Рис. 17. Общий вид московского панциря № 4527. 

Как видно из прилагаемой таблицы, все имеющиеся в нашем собрании черкасские панцири близки между собой как по размерам, так и по весу. Наибольший вес падает на панцирь № 4500-4920 г, что можно отнести за счет несколько большей массивности колец этого панциря.

В описи Государственной Оружейной палаты 1889 года указано, что все черкасские панцири "креплены в узел". При внимательном исследовании крепления было точно установлено, что все кольца клепаны на шип в горячем состоянии, так как в месте склепки видна сварка металла, вследствие чего скрепленные концы кольца совершенно невозможно разъединить.
В собрании Государственной Оружейной палаты имеются одиннадцать панцирей, записанных в описи как панцири московские XVII века.

При внимательном разборе всех панцирей этой группы можно характеризовать работу московских мастеров как первоклассную по технике исполнения. Кольца всех московских панцирей небольшого размера (до 9 мм), у большинства панцирей круглые, слегка прокованные и прекрасно склепанные односторонним шипом. В большинстве колец металл несколько закален. Кольца изготовлены из волоченой проволоки, на них ясно видны следы, оставляемые волочильной доской.

Для большей характеристики работы московских мастеров необходимо остановиться более подробно на одном из имеющихся одиннадцати панцирей - № 4527 (рис. 17). Покрой панциря - рубашка с короткими, выше локтя, рукавами. Ворот панциря квадратный, разрезной, с небольшой горловиной, состоящей из восьми рядов колец. Разрез ворота глубиной 23 см прикрывается справа налево нешироким подполком. У подола спереди и сзади имеются незначительные разрезы. Разрезы спереди приходятся несколько правее, а сзади несколько левее середины. Такое размещение разрезов подола наблюдается и в кольчугах; это, по-видимому, вызывалось тем, что всадник, имея свободной для движения правую руку, поворачивался в седле правым плечом вперед, вследствие чего левая сторона подола не попадала под сиденье. Подобное расположение разрезов наблюдается и в других видах кольчатых и пластинчато-кольчатых доспехов. 
Рукава у московских панцирей чаще всего приплетались позднее. Плетение панциря, как и всех одиннадцати остальных, одинарное. Собирался он от порота к подолу. Общее количество колец в панцире № 4527 по детальному подсчету - 52 844, что намного превышает обычное количество колец в кольчугах.
Для характеристики московских панцирей можно привести таблицу их обмеров и веса.
Размеры и вес московских панцирей

№ панцыря

Длина в см.

Ширина панцыря в см.

Вес в г.

С рукавами

В подоле

4521

80

96

62

11480

4522

75

102

62

10669

4625

88

111

62

9020

4524

71

103

53

9430

4525

75

119

57

11077

4526

71

103

53

8639

4527

71

108

57

10250

4528

80

88

53

9929

4529

75

125

68

11431

4530

84

102

62

8200

4531

75

115

53

6970

Приведенные данные показывают, что все размеры московских панцирей приближаются к размерам кольчуг, описанных выше.
Вес весьма большой - от 7 до 11 кг, что объясняется массивностью колец. Самостоятельную группу представляют шесть русских панцирей, отнесенных описью к XVI и XVII векам. Они поступили в Государственную Оружейную палату вместе с оружием, употреблявшимся при обороне Троице-Сергиевой лавры в 1608 году. 20 апреля 1830 года они были ошибочно записаны в число кольчуг, но при составлении описи 1884 года эта ошибка была исправлена, и они были отнесены в группу панцирей. Все панцири настоящей группы близки по работе к панцирям московской и черкасской работы. Кольца креплены на один шип и несколько раскованы, как на черкасских и московских панцирях. Проволока волоченая, на мягкого серого железа, хорошо проваренного. Все шесть панцирей имеют пристрочные горловины из нескольких рядов тонких колец, сквозь которые обычно пропускался сыромятный ремень или цветной шелковый шнур. Полусгнившие остатки этих шнуров и ремней сохранились до сих пор в пристрочиых воротниках некоторых панцирей и кольчуг.

Все панцири Троице-Сергиевой лавры поступили в Государственную Оружейную палату в весьма ветхом состоянии; путем больших реставрационных работ они были восстановлены. 

Рис. 18. Деталь московского панцири № 4527.

Рис. 18. Деталь московского панцири № 4527.

Для характеристики этих весьма интересных памятников необходимо привести основные размеры и вес каждого из них.
Размеры и вес русских панцирей в начале 17 в.

 

№ панцыря

Длина в см.

 

Ширина панцыря в см.

Вес в г.

С рукавами

В подоле

4553

60

135

53

8200

4554

62

92

63

4920

4555

62

102

48

4101

4550

67

111

62

3690

4557

67

111

62

3691

4558

60

106

60

4920

В собрании Государственной Оружейной палаты имеются четырнадцать панцирей, отнесенных описью к немецким. Эти панцири записаны от № 4505 по № 4520.
При внимательном исследовании установлено, что, имея несколько меньшие размеры по сравнению с московскими, немецкие панцири отличаются значительной легкостью. Вес немецких панцирей почти стандартен - 3690 г, тогда как вес московских панцирей доходил до 11 000 г. Немецкие панцири собраны из легких и тонких колец. Кольца всех немецких панцирей креплены на шип в холодном виде, вследствие чего многие кольца разъединяются и выпадают. Панцирная ткань пестрит чиночными кольцами (рис. 19). Например, у панциря № 4507 внизу, у подола, вставлен большой кусок. Судя по форме и виду колец, этот кусок взят от старого, бывшего в пожаре русского коробчатого панциря. Описанные выше черкасские панцири имели также незначительный вес благодаря легким и тонким кольцам, однако крепление тех колец было первоклассным, и панцири до настоящего времени находятся и хорошем состоянии.

Рис. 19. Общим вид немецкого панциря № 4520.

Рис. 19. Общим вид немецкого панциря № 4520. 

Для более подробной характеристики немецких панцирей необходимо остановиться на некоторых экземплярах. Уже упомянутый панцирь № 4507 является рубашкой с квадратным поротом, с небольшим разрезом на груди. Разрез ворота оплетен одним рядом медных колец. Па правой стороне груди панциря имеются две пластинки - одна оловянная с изображенном двуглавого орла, а другая круглая медная с изображением человека около дерева (рис. 20). Подол панциря оплетен рядом медных колец, клепанных на железный шип. Кольца панциря по диаметру почти одинаковы, изготовлены из волоченой проволоки и сильно расплющены, как у описанного выше хрящевого панциря, поэтому кажутся плоскими. Толщина некоторых колец меньше миллиметра, вследствие чего они легко гнутся и ломаются. Все кольца клепаны в холодном виде, следов сварки железа не наблюдается. В большинстве случаев шип не пробивает накладываемого конца, а лишь делает незначительный выступ - "пупыш". Всего колец, в панцире насчитывается около 20 000 штук.

У немецкого панциря XVI века № 4505 наиболее массивные кольца расположены на верхней части груди и спине в виде прямоугольников; более мелкие расположены на боках и подоле. Рукава прямые, сплетены из еще более мелких колец. Кольца сильно расплющенные, почти плоские, креплены на шип по способу, описанному выше. На правой стороне груди имеется небольшая медная круглая пластинка, прикрепленная к панцирю медным штифтом.

№ панцыря

Длинна в см.

Ширина панцыря в см.

Вес в г.

С рукавами

В подоле

4505

66

102

53

4920

4506

62

102

48

3690

4507

66

84

48

3690

4509

66

102

57

3690

4510

62

102

53

3690

4511

62

84

44

3690

4512

66

84

43

3690

4513

53

108

57

4100

4514

66

86

44

4100

4515

66

92

44

3690

4516

57

92

51

4509

4517

57

92

48

3690

4518

66

88

48

3690

4520

67

96

53

5330

Из приведенных данных видно, что немецкие мастера в производстве панцирных доспехов придерживались определенной стандартной формы и веса.
Прежде чем перейти к итогам разбора панцирной группы, необходимо остановить внимание на довольно значительной группе, имеющей общее название: "Панцири XVII века".
В этой весьма интересной группе, насчитывающей 20 экземпляров, встречаются панцири русского и западного происхождения. Например, панцирь № 4532, записанный в описи 1687 года в число московских панцирей, на самом деле является панцирем работы западных мастеров. Подтверждается это тем, что на всех кольцах панциря, за исключением рукавов, выбита корона (характерный признак работы западных мастеров). Рукава к панцирю приставлены позднее, они сплетены из более мелких колец иного характера работы. Интересно, что у описанного выше панциря вострогвоздь русской работы приставные рукава западной работы: на каждом кольце рукава выбита такая же точно корона, как и у панциря № 4532. При сличении этих двух панцирей было установлено, что рукава были переставлены с одного на другой.

Вероятнее всего, рукава были переставлены не ранее XVII века, когда наблюдается с одной стороны, стремление к облегчению кольчатого доспеха, с другой стороны - погон, за иностранной модой.

Такие панцири, как панцирь № 4532, с коронами на кольцах, представляют редкое явление. Они отличаются мелкими, крепко закаленными кольцами с прочным креп леи иен Некоторые панцири подобного типа имеют значительную длину, особенно в передней части, число колец в панцире доходит до 60 000 штук. В одном только рукаве панциря, размер которого в развернутом виде составляет около 100 кв. см, насчитывается свыше 8000 колец. 

Другой панцирь, по описи № 4534, также отличается очень мелкими кольцами. К воротнику прикреплена медная пластинка, на которой выбиты дне латинские буквы. В остальном аналогичен описанному выше панцирю западной работы. Остальные панцири по своему внешнему виду и креплению колец близки к панцирям московской работы, о чем свидетельствует также и довольно значительный вес их - от 6 до 8 кг. Размеры всех панцирей почти стандартны: длина колеблется от 70 до 80 см, ширина - от 50 до 60 см. 

Рис. 20. Деталь немецкого панциря № 4507.

Рис. 20. Деталь немецкого панциря № 4507.

Панцири той группы согласно древним описям не являются основным собранием Государственной Оружейной палаты, а поступили из Конюшенного приказа, существовавшего примерно с 1646 года до конца XVII века.
Необходимо остановиться еще на одном оригинальном панцире. В 1659 году имеретинский царь Александр преподнес русскому парю Алексею Михайловичу роскошный панцирь, сплетенный из мелких колец серебристой японской меди. В архиве Московской Оружейной палаты об этом подарке сказано: "От Александра царя привезли в дары панцирь серебрян, а но осмотру медный серебрен, плащи медные золоченые с камеиьем достоканы да пенпски, около опушка бархат черпчат подложен миткалем, цена двадцать рублев".
Конечно, этот панцирь являлся не оборонительным, а парадным, декоративным доспехом.

Подводя итог разбору нескольких видов панцирей, нужно сказать, что все их наименования связаны прежде всего с особенностями кольца. Кольцо и способ его крепления являются основными признаками различия между кольчугой и панцирем и основанием для видового наименования панциря. Название панцирь хрящевой происходит от хрящеватости, то есть грубой раскованности, иногда до остроты краев кольца. Название панцирь вострогвоздь происходит от крепления кольца на острый, иногда даже колющийся шип. Панцири с креплением на острый гвоздь бывают, как правило, очень плотного плетения, кольца у них плотно зажаты соседними кольцами, вследствие чего острый шип обращен всегда на наружную поверхность панциря. Название панцирь коробчатый происходит от вида кольца крупного размера, не круглого, а овального, сильно вытянутого. Благодаря вытянутости колец панцирь приобретает замечательную эластичность ткани - способность растягиваться по мере надобности, сокращаться и облегать тело, не мешая движениям воина.

Коробчатые панцири обладают рядом преимуществ и являются чисто русским образцом панцирного доспеха.
Панцири черкасские отличаются кольцами средних размеров, прекрасно скрепленными на один шип. Панцири московские имеют более массивные кольца, отчего и вес этих панцирей более значителен. Они отличаются добротностью материала и прекрасной выделкой.

По форме панцирь совершенно схож с кольчугой: и кольчуга и панцирь представляют собой доспех в виде рубахи, надеваемой через голову; у них одинаковый квадратный ворот, иногда надставленный несколькими рядами колец, или горловиной. И кольчуги и панцири имеют и прямые (то есть плетенные вместе с доспехом) и приставные рукава из колец меньшего размера. Подол кольчуг и панцирей имеет разрезы как спереди, так и сзади. Как кольчуги, так и панцири иногда украшаются пластинками, запонами, значками, кольцами из цветного металла.!
Длина и ширина кольчуг и панцирей не имеют значения в определении того или иного вида доспеха; характерной особенностью, отличающей кольчуги от панцирей, является их вес: вес кольчуги - от 8 до 17 кг; вес черкасских и немецких панцирей - от 4 до 5 кг. Исходя из этих данных, можно сказать, что вес доспеха имел значение в определении его вида.

Как уже сказано выше, самым главным признаком, по которому можно отличить панцирь от кольчуги, является кольцо и способ его крепления. Кольцо кольчуги крепилось на гвоздь .или на дна гвоздя-. Кольцо панциря кренилось на шин, выходящий иногда острой головкой только на одну сторону кольца, другая сторона кольца оставалась гладкой и немного плоской. Панцири крепились только на один шип. Крепление панциря на два шина - явление совершенно исключительное. 

Какое крепление шло проще, лучше и удобнее? Ответить на этот вопрос можно, опять-таки исходя из научения самих памятников. Кольчуги крайне редки, панцири наиболее распространены; например, только в собрании Государственной Оружейной палаты панцирей в два с лишним раза больше, чем кольчуг. Панцири более удобны в носке, они значительно легче кольчугу Кольца панцирей мельче, гладкая сторона колец, обращенная внутрь панциря, менее изнашивала подпанцирную одежду. Если в кольчугах имелось немногим более 20 000 колец, то в панцирях их насчитывалось до 50 000 и более. Возможно, что панцирное крепление было несколько проще и удобнее, чем кольчужное, и, несмотря на значительно большее количество колец, изготовить панцирь, невидимому, можно было значительно быстрее, чем кольчугу.

По приблизительному подсчету, производство кольчатого доспеха состояло из десятка отдельных операции.
Необходимо было нарубить проволоку на требуемый размер кольца, разбить или расплющить на лопаточки концы заготовленного отрезка, пробить в них отверстия, согнуть и расковать кольцо, укрепить в нем шип, соединить кольцо и расклепать шип.

Все эти операции требовали большой затраты времени. Около 6000 часов требовалось на изготовление панциря. Цена панциря в XVII веке была сравнительно невелика. По оценке 1687 года панцири стоили от 5 до 10 рублей.
Байдана
Последним видом кольчатого доспеха является байдана.
По внешнему виду байдана близка к кольчуге и отличается от нее лишь размером и формой своих колец. Кольца байданы крупные, плоско раскованные в виде шайб. Широкая, плоская окружность кольца обычно использовалась для украшений и надписей. Кольца иногда украшались орнаментами, серебрением, золочением. Часто на них выбивались надписи на русском или восточных языках. Сделанная из массивных, крупных колец, байдана имеет весьма редкое плетение и, несомненно, служила верхней или, может быть, даже парадной одеждой.

Наиболее интересным образцом этого доспеха является байдана, принадлежавшая Борису Годунову (рис. 21). В описи Государственной Оружейной палаты байдана записана под № 4560. Она состоит из крупных плоских массивных колец диаметром 24 мм, ширина плоскости кольца - 4,5 мм, толщина кольца - 2,5 мм. Концы колец байданы плоско раскованы и наложены один на другой внакладку, без какого-либо соединения шипом или гвоздем. На каждом кольце с лицевой стороны выбита надпись на русском языке, идущая по кругу кольца. На некоторых кольцах надпись: "С нами бог ни ктоже на ны" (см. рис. 1, фиг. 5).

Эта байдана упоминается в описи имущества Бориса Годунова, которая была составлена в 1589 году: "Байдана мисюрская с сеченым кольцом, с мишенью без ожерелья, ворот и рукава и по подолу пущена в три ряда медью золоченою". В описи, составленной в 1647 году, она упоминается как "байдана железная, на кольцах слова чеканные".

Вследствие слабого крепления колец байдана имеет большие утраты; например, упоминаемая медная опушка совершенно утрачена. В описи 1687 года эта байдана была оценена в 100 рублей. Длина байданы - 71 см, ширина в плечах (с рукавами) - 106 см, ширина в подоле - 62 см, вес - 6150г.

Крепление колец байданы внакладку является наиболее простым и непрочным. Иногда кольца байданы крепились на гвоздь млн. на продолговатый шип, как мы видим, например, на кольцах байданы, принадлежавшей Выроткову (Государственный Исторический музей). Доснех собирался иногда из одних клепаных колец, иногда из клепаных и сеченых вместе, так же примерно, как в кольчугах.

П. Савваитов определяет байдану как "доспех в виде рубахи, из плоских довольно крупных колец, длиною до колен, с рукавами до локтей и ниже. Если этот доспех был в длине немного ниже пояса и с рукавами выше локтей, то назывался полубайданою, полубай-даньем". То же самое описание мы находим и у Висковатова.

На основании этих определений можно полагать, что полубайданой назывался какой-то короткий доспех, образцы которого не сохранились. Но но имеющимся в нашем и других собраниях памятникам правильнее назвать полубайданой доспех, состоящий из колец такого же типа, как и у байданы, по значительно меньших но своим размерам. Название полубайдана нужно понимать не как определение величины доспеха, а как обозначение его производственной особенности по размеру кольца.

Сложное производство кольчатого доспеха требовало изысканий новых способов изготовления их с меньшей затратой времени. Постепенно кольца начинают вытесняться короткими и узкими пластинками, которые заменяют тысячи клепаных и сеченых колец. Такой доспех именовался бахтерцем. Он был менее пластичен, чем кольчуга, но более эффектен, так как узкие пластины покрывались, как правило, декоративными украшениями. Такой доспех в производстве занимал почти вдвое меньше времени, чем кольчуга или панцирь.

Рис. 21. Общий вид байданы № 4560.

Рис. 21. Общий вид байданы № 4560.

Позднее появляется новый вид пластинчато-кольчатого доспеха, в котором пластинки достигают значительных размеров, украшаются надписями, орнаментами, гравировкой, золочением, серебрением. Такой доспех получает название юшмана. На производство юшмана (благодаря крупным пластинкам) затрачивается еще меньше времени, но и доспех становится менее эластичным, чем бахтерец. Вместе с утратой эластичности он становится менее удойным при движении и приобретает больше парадное значение, чем военное. Позднее пластинки почти совершенно вытесняют клепаные кольца и соединяются между собой ремнями и кольцами. Такой доспех носит название зерцала. Этот доспех почти совершенно теряет эластичность, сковывает свободу движения и зачастую является чисто декоративным убором всадника.

Однако не следует считать, что тот .или иной вид нового доспеха, появившись, сейчас же вытеснял существующий. Доспехи разных видов существовали вместе на протяжении столетий, но надобность в одном постепенно исчезала, а в другом возрастала.

Всего в собрании Государственной Оружейной палаты имеются четыре бахтерца, три юшмана и шестьдесят зерцал. Подавляющее большинство их - русской работы. Наиболее интересными являются доспехи, изготовленные в Московском Оружейном приказе русскими мастерами-бронниками Кононовым, Константиновым, Сяткиным и Давыдовым.
Бахтерцы
Бахтерец - это куртка без ворота и рукавов, с застежками на плечах и правом или левом боку. От других видов пластинчато-кольчатых доспехов он отличается большим количеством мелких пластинок, обычно положенных одна на другую снизу вверх. Пластинки скреплены между собой по краям кольчужными или панцирными кольцами.

В Государственной Оружейной палате имеются четыре экземпляра этого вида доспеха. Они изготовлены в мастерской Оружейного приказа известными русскими мастерами и отличаются превосходной работой, чеканкой и наводкой золотом. Наиболее интересным образцом является бахтерец работы доспешного мастера Кононова (рис. 22), по описи Государственной Оружейной палаты № 4564. Он был изготовлен для царя Михаила Романова в 1620 году. Этот бахтерец поражает красотой и изяществом отделки; недаром в описи 1687 года он был оценен в 1000 рублей. 
Грудь доспеха состоит из пяти рядов мелких пластинок по 102 в каждом ряду, спина из семи рядов таких же пластинок (рис. 23). Правый бок состоит из двух рядов, а левый бок, который застегивается, состоит из трех рядов пластинок с расчетом, что третий ряд будет закрываться при застегивании доспеха.

В каждом боковом ряду имеется по 57 пластинок. Всего пластинок в доспехе 1509. Каждая пластинка выпукло-вогнутая, вычеканена специальным чеканом, следы которого ясно видны с внутренней стороны пластинки.

К верхним пластинкам груди и спины прикреплены петли и ремни, при помощи которых доспех закрепляется на плечах. К пластинкам левого бока с той же целью прикреплены такие же петли и ремни.

Пластинки доспеха с наружной стороны украшены золотом. Золотой навод, или насечка, выполнен необычайно тонко и с большим вкусом. Средние ряды пластинок на груди и на спине имеют сплошной навод золотом, смежные с ними ряды-только клейма, наведенные золотом. Золотой навод очень прост по своему рисунку и повторяется в одном и том же варианте по всему доспеху, Крайние пластинки рядов сверху и снизу украшены серебряными чеканными накладками. Пластинки доспеха по краям соединены кольчужными кольцами, между которыми вставлены кольца цельносеченные, но так как диаметр колец довольно значителен (12 мм) и между кольцами остаются большие просветы, Кононов вплетает в промежуточный ряд не одно, а два штампованных кольца.

Рис. 22. Общий вид бахтерца № 450 работы мастера Кононова. 1620 год.

Рис. 22. Общий вид бахтерца № 450 работы мастера Кононова. 1620 год.

Рис. 23. Деталь бахтерца № 4564.

Рис. 23. Деталь бахтерца № 4564.

Подол бахтерца состоит ни двадцати рядов колец, из них десять рядов цельноштампованных и девять рядов панцирных колец, крепленных на один шип, а к доспеху он прикреплен одним рядом кольчужных колец. Таким образом, в этом доспехе мы видим применение и кольчужной и панцирной техники крепления колец, причем нужно сказать, что и самых неудобных и уязвимых местах мастер применяет кольчужные кольца. В панцирной технике крепления колец мастер применяет сварной способ, то есть концы кольца при креплении на шип свариваются.

По качеству и красоте отделки доспех представляет собой исключительное произведение. Каждая пластинка в ряду накладывается снизу вверх одна на другую, благодаря чему получается тронной слой пластинок, так как каждая пластинка остается открытой только на одну треть, остальные две трети закрыты последующими пластинками. Пластинки изготовлены из сталистого железа. Ширина почти всех пластинок одинаковая - 15 мм, толщина - 1 мм, длина различна в каждом ряду, судя по части доспеха: в плечах она длиннее, в талин - короче.

Рис. 24. Общий вид бахтерца № 4566 работы мастера Константинова.

Рис. 24. Общий вид бахтерца № 4566 работы мастера Константинова.

Вcero колец в доспехе 9000, остальные примерно 11 000 необходимых для этого доспеха колец заменяются 1509 пластинками. Длина бахтерца - 66 см, ширина - 55 см. Вес 12 300 г.
Второй экземпляр этого вида доспеха - бахтерец № 4566 работы русского мастера Федора Константинова (рис. 24). Его начали делать в 1643 году для царя Михаила Федоровича Романова. В этом экземпляре мы встречаемся с превосходной работой русского доспешного мастера середины XVII века. Узкие пластинки доспеха, как и в предыдущем экземпляре, соединены между собой кольчужными кольцами. Доспех застегивается на плечах и на нравом боку. Он состоит из двадцати одного ряда пластинок, из них семь рядов приходится на грудь и семь - на спину. Левый бок состоит из трех рядов, а правый - из четырех, причем четвертый ряд приходится на застежку доспеха. Пластинки среднего ряда на груди и на спине имеют различную длину. Например, ниже талии длина пластинки - 24 мм, а у ворота - 90 мм. Увеличиваясь в длине, пластинки придают доспеху своеобразную форму.

В описной книге проверки "Большой государевой казны"1687 года имеется интересное упоминание об изготовлении этого бахтерца: "В деле у доспешного мастера у Федора Константинова государю бахтерец новый начат делать во 7151 году (1643) при боярине при князе Борисе Александровиче Решите и сделано но 7152 год четыре ряда и во 7152 году по государеву указу тот бахтерен велено наводить золотом мишени и один раз в четырех местах золочено. А по нонешней переписи 7195 г. но осмотру тот бахтерец против прежних переписных книг остался не в отделке, цена сто рублен".

Всего в бахтерце насчитывается 1040 пластинок. Все пластинки выпукло-вогнутые, то есть прочеканенные изнутри, гладкие и отполированные с лицевой стороны. По краям каждая пластинка имеет по три круглых отверстия, в которые проходят кольчужные кольца. В собранном виде пластинки находят одна на другую, оставаясь открытыми только наполовину. Каждое кольцо скрепляет три пластинки сразу (рис. 25) так, что получается двойное покрытие как бы двойным рядом пластинок. Такое крепление пластинок придает значительную прочность и эластичность всему доспеху. Размеры пластинок, за исключением средних рядов, размещенных на груди и спине, одинаковы по всему доспеху: ширина - 18 мм, длина - 38 мм, толщина - 1 мм.

Рис. 25. Деталь бахтерца № 4566.

Рис. 25. Деталь бахтерца № 4566.

Как уже упоминалось выше, пластинки соединены кольчужными кольцами из волоченой проволоки. Кольца скреплены гвоздем. У каждого кольца против гвоздя откован острый выступ, обращенный острием внутрь кольца. Выступ затруднял перемещение кольца, чем предохранялась от преждевременного износа поддоснешная одежда. Судя по обнаруженным отдельным кольцам, гвоздь укреплялся перед сборкой в одном из концов заготовленной для кольца проволоки, а в другом пробивалось отверстие. Мастер-кольчужник в момент сборки сводил кольцо и специальными щипцами формовал заклепку. Низ бахтерца доплетен шестнадцатью рядами кольчужных колец. Все кольца одного размера, диаметр их - 12 мм. Всего кольчужных колен, в бахтерце 5520 штук.

Длина бахтерца - 62 см, ширина - 12 см, вес - 4920 г.
Производство пластинчато-кольчатых доспехов, подобных бахтерцу работы Федора Константинова, было довольно широко развито в Московском Оружейном приказе.
Третий и четвертый экземпляры - два бахтерца, № 4565 и 4567, московской работы XVII века. По устройству они аналогичны двум описанным выше, но более простой работы и не имеют украшений.

Подобные доспехи выдавались для несения временной службы "государева двора ратным людям конюшенного чину".
В итоге небольшого обзора доспехов этого вида можно сделать следующее заключение: кольчато-пластинчатый доспех - бахтерец - менее эластичен, чем сплошной кольчатый доспех, но более прост в производстве, так как пластинки заменяют собой большое количество колен и этим самым экономят рабочее время. Бахтерец более эффектен, так как сравнительно большая площадь пластинок может быть украшена серебряной насечкой. Вес бахтерцев приблизительно равен весу среднего панцири и в большинстве случаев редко превышает 10 кг. Бахтерны русской работы изготовлены без рукавов, бахтерцы восточной работы чаще всего бывают с рукавами.
Юшманы
Вторым видом пластинчато-кольчатого доспеха является юшман. По покрою юшман представляет собой доспех в виде куртки, иногда с воротом и рукавами. В большинстве случаев застежки юшмана или завязки находятся на груди (рис. 26 и 27).

В Государственной Оружейной палате имеются три юшмана, все они работы восточных мастеров.
Юшман № 4561, принадлежавший царю Михаилу Романову, наиболее характерен для этого типа доспеха: он состоит из рядов стальных пластинок, украшенных богатой золотой насечкой. На груди помещаются три ряда пластинок, и двух рядах - по 6, а в третьем ряду, служащем при застегивании доспеха подполком,- 8 более мелких пластинок. На спине - три ряда пластинок, в каждом по 18 штук. На боках - по три ряда, в средних рядах помещается но 3, а в крайних - по 5 пластинок. Всего в юшмане насчитывается 106 пластинок, на многих едва заметны арабские надписи. Этот юшман упоминается в перечневой росписи оружейной казны 1646 года.
Длина юшмана - 75 см, ширина в подоле - 50 см, вес - 14 760 г.

Второй юшман, № 4563, принадлежавший боярину Никите Ивановичу Романову, также состоит из крупных стальных пластинок, украшенных золотой насечкой и крупными надписями. Пластинки в количестве 105 штук соединены между собой кольчужными кольцами, клепанными на гвоздь. Этот юшман поступил в Оружейную палату после смерти боярина Никиты Ивановича Романова, в 1655 году. Длина юшмана - 62 см, ширина в подоле-50 см, вес юшмана - 11480г.

Третий юшман, № 4562, принадлежал царю Алексею Михайловичу. По своему устройству он несколько отличается от предыдущих. Он состоит из стальных гладких пластинок, соединенных между собой кольчужными кольцами. Всего пластинок в юшмане 99. Подол, ворот и рукава юшмана оторочены одним рядом медных колец. В кольца ворота продет шнур зеленого цвета. На одной из пластинок, расположенных на груди, висит знак адрианопольского арсенала.
Длина юшмана - 84 см, ширина - 53 см, вес - 12 300 г.

Юшманы как вид доспеха в XVII веке занимали довольно значительное место. Юшманы упоминаются среди походного имущества царя Алексея Михайловича. Этот вид доспеха вырабатывали и русские мастера-оружейники; например, в имуществе Бориса Годунова упоминаются юшманы московские.

Рис. 26. Общий вид юшмана № 4562 (вид спереди).

Рис. 26. Общий вид юшмана № 4562 (вид спереди).

Рис. 27. Общий вид спины юшмана # 4562 (вид сзади).

Рис. 27. Общий вид спины юшмана # 4562 (вид сзади).

Юшман отличается от бахтерца более крупными пластинками, которые обусловливают и меньшее количество рядов. Если мы в бахтерце насчитывали более двадцати рядов, то в юшмане их менее десяти. С уменьшением количества рядов уменьшается и количество пластинок. Если в бахтерце насчитывалось более полутора тысяч пластинок, то в юшмане их едва более сотни. Юшман как пластинчато-кольчатый доспех был менее эластичен, чем бахтерец, и поэтому менее удобен при движениях. Вес юшмана довольно значителен и в большинстве случаев превышает 12 кг.
Зерцала
Для усиления кольчужной и панцирной брони в России в XVI и XVII веках применялись дополнительные доспехи, которые надевались сверх обыкновенной кольчуги или панциря. Эти доспехи именовались зерцалами. Они состояли в большинстве случаев из четырех крупных пластин: передней, задней и двух боковых. Пластины соединялись между собой кольцами или ремнями.
Наименование доспеха - чисто русского происхождения; зерцало тождественно современному слову "зеркало". Обычно гладкие металлические пластины зерцала шлифовались и начищались до блеска, часто золотились и серебрились, украшались гравировкой и чеканкой.

В собрании Государственной Оружейной палаты имеются 60 зерцальных доспехов, большинство из них состоит из четырех крупных пластин. Пластины зерцал для груди и спины обычно делались восьмиугольной или четырехугольной формы с незначительной выемкой по верхнему краю доски. Все они выпукло очеканены, гладко отполированы с поверхности, а с "исподи"(внутренней стороны) подбиты стеганой на вате материей, шелком или сукном. Большинство зерцальных пластин на лицевой стороне имеет навод золотом или серебром с изображением двуглавого орла, всевозможных орнаментов, прямых и зигзагообразных линий. Зерцальные пластины, вес которых редко превышал 2 кг, иногда соединялись между собой панцирными кольцами, а иногда кольчатой тканью из колец, не имеющих вообще заклепки. Такая ткань была очень непрочной, кольца расходились даже при незначительном усилии. Чаще всего зерцальные пластины соединялись между собой и скреплялись на плечах и боках ремнями с пряжками.

Наиболее интересным экземпляром является полный зерцальный доспех русской работы XVII иска (рис. 28). Он состоит из шлема, зерцал, наручей и поножей. Шлем выкован мелкими гранями, украшен медными стилизованными лилиями. Сквозь большой железный козырек пропущен широкий сердцевидный железный наконечник, укрепленный в козырьке специально приспособленным винтом. Шлем имеет наушники и затыльник, состоящий из ряда пластинок, находящих одна на другую. Зерцала состоят из нагрудника и спины. Нагрудник имеет 24 пластины, спина - 19. Все пластины скреплены между собой мелкими кольцами. К нижнему ряду прикреплен подол из кольчатой ткани. Кольца не имеют крепления, концы колеи только сведены. Все пластины выбиты мелкими косыми желобками, которые через один золочены и раскрашены краской. На груди доспеха размещены медные литые украшения: двуглавые орлы, лилии и мелкие розетки. Зерцала соединяются на боках и плечах при помощи шелковой тесьмы и .медных пряжек. По краям зерцала обшиты тесьмой и опушены шелковой бахромой.

Наручи состоят из налокотников и двойных чревцов, то есть более мелких пластин, соединенных с локотником панцирными кольцами. Понижи состоят каждая из двух половин, соединенных тремя рядами кольчужных колец. Наручи и поножи выбиты также косыми долами, которые через ряд золочены и серебрены, застегиваются, подобно зерцалам, шелковой тесьмой и медными пряжками.

Такой зерцальный доспех надевался поверх кольчуги или панциря. Общий вес полной зерцального доспеха - 14 350 г.
В XVII веке наручи и поножи употреблялись часто как дополнение к зерцальному доспеху.

В собрании Государственной Оружейном палаты имеется значительное количество наручей; большинство из них русской работы. Обычно эти наручи стальные, гладкие, иногда украшались серебряной и золотой наводкой, гравировкой, чеканкой и травлением. Из имеющихся 79 предметов следует остановить внимание на наручах работы русского доспешного мастера Никиты Давыдова - № 4653. Они изготовлены из так называемого красного железа. Отдельные части наручей соединены между собой рядами панцирных колец. Поверхность налокотников наручей украшена чеканкой, по чеканке наведен великолепный золотой узор - арабеск Работа бромного мастера Никиты Давыдова отличается исключительно искусной таушировкой золотом по металлу. 
По всей вероятности, наручи были изготовлены Давыдовым около 1663 года. В описной книге имеется указание об этих наручах: "Наручи красного железа Мнкитина дела Давыдов с долами, около коймы и пониже мишени наведены золотом, не вооружены", то есть не закончены. Закончены они были значительно позже, так как описная книга от 1687 года отмечает: "...а по переписи 190 году (1687) и по осмотру те наручи вооружены, на кольцах пансырных".

Наручи - один из древнейших видов оборонительного вооружения. Они часто встречаются в изображениях воинов, на миниатюрах древних рукописных книг, в станковой и фресковой живописи, на иконах XIII-XVI веков.

В Государственной Оружейной палате имеется прекрасный экземпляр персидских наручей с великолепной отделкой золотом и драгоценными камнями, принадлежавших боярину и воеводе князю Федору Ивановичу Мстиславскому. Эти наручи № 4657 персидской работы поступили в Государственную Оружейную палату 3 апреля 1622 года, после смерти боярина Мстиславского, вместе с другими предметами его роскошного вооружения. 

Вторым после наручей дополнительным видом доспеха к зерцалам являются поножи или бутурлыки,- пластинчато-кольчатое прикрытие для ног.
Бутурлыки состоят из двух или трех больших пластин, соединенных между собой кольчужными или панцирнымп кольцами. С внутренней стороны пластины бутурлыков, так же как и наручей, подбиты или подклеены толстой стеганой материей, шелком или сукном.

Всего в Государственной Оружейной палате имеются восемь бутурлыков, из них наиболее интересными являются бутурлыки русской работы мастера Федора Константинова № 4715. Они были изготовлены для царя Михаила Романова.

Не менее интересным экземпляром являются бутурлыки № 4716 работы доспешного мастера Григория Вяткнна, изготовленные в 1664 году. Каждый бутурлык состоит из трех железных пластин, соединенных между собой панцирными кольцами. Пластины богато украшены накладным золоченым серебром, подложены красным атласом, стеганным на вате. В персниснок книге 1687 года эти бутурлыки описаны так: "Бутурлыки косые долики Григорьева дела Вяткина, через дол золочены, пряжки и запряжники и наконечники серебряные золоченые, тесьма шелк червчат зелен з золотом и серебром; гвоздья серебряные репейчатые, кольца железные, подложены отласом червчатым". В 1687 году эти бутурлыки были оценены в 30 рублей.
Зерцальные доспехи XVII века являлись оборонительным вооружением и часто упоминаются в перечневых списках походного царского имущества, однако, судя по непрочности кольчужной ткани, они являлись больше декоративно-парадными, чем военными. Кольчужная ткань этих доспехов состоит из мелких и тонких колец, лишенных иногда какого-либо скрепления.

Рис. 28. Общий вид полного зерцального доспеха (вид спереди и сбоку). XVII век.

Рис. 28. Общий вид полного зерцального доспеха (вид спереди и сбоку). XVII век.

Масса украшений, золота, серебра, драгоценных камней, медных литых орлов, лилий и т. п. только утяжеляла доспех, не увеличивая его прочности и практической ценности.
Образцом декоративных парадных доспехов можно считать зерцала работы русских доспешных мастеров Оружейного приказа Димитрия Коновалова (1616), Никиты Давыдова (1663) и Григория Вяткина (1670). Зерцала работы мастера Коновалова № 4570 были изготовлены в 1616 году для царя Михаила Федоровича Романова. Они представляют собой образец первоклассной работы этого мастера. Зерцала состоят из нагрудника и спины, подложенных красным китайским атласом, стеганным на вате. Нагрудник и спина состоят из семнадцати пластин, двух оплечий и ожерелья. Все пластины соединены между собой ремнями, грудь и спина доспеха пристегиваются и укрепляются при помощи завязок и петель. Пластины вычеканены косыми ложками, то есть лунками, которые вперемежку через одну золочены и серебрены. Особенно богатые украшения имеет центральная круглая доска на нагруднике и такая же на спине. В центре круглой доски вычеканен двуглавый орел под тремя коронами, по крайней кайме круглой доски идет желобок с надписью. В надписи, насеченной золотом, перечисляется полный титул царя с упоминанием Владимира, Москвы, Новгорода, Казани, Астрахани, Сибири, Смоленска, Твери и т. д. На аналогичной круглой центральной пластине спины идет продолжение этой же надписи царского титуча: "...и иных государь и великий князь Новгорода, Низовские земли, Черниговский, Рязанский, Ростовский, Ярославский, Белозерский, Лнфляндский, Удорский, Обдорский, Кондийский и всея Сиверские земли и Северные страны повелитель и государь и всея Пермские земли, Карталинских и Грузинских, царь Кабардинские земли, Черкесских и Горских князь и иных многих государств обладатель".

На парных полосках, идущих по вертикали от одного края окружности к другому и делящих круг на четыре неравные части, имеется надпись следующего содержания: "Повелением великого государя царя и великою князя Михаила Федоровича всея Руси сделаны сии зерцала в четвертое лето государства его по приказу крайчего Михаила Михайловича Салтыкова, делал мастер Митрей Коновалов лета 124 году (1616) июля в 29 день".

В описи 1682 года зерцала были оценены в 1500 рублей. Вес зерцал - 11 077 г.
Не менее интересными зерцалами русской работы являются зерцала (по описи № 4571) царя Алексея Михайловича работы доспешного мастера Никиты Давыдова. По своей конструкции зерцала аналогичны описанным выше. Они состоят из нагрудника и спины. Нагрудник состоит из пятнадцати пластин и части ожерелья. Спина состоит также из пятнадцати пластин, части ожерелья и двух наплечников. Все пластины нагрудника различной формы, но симметрично расположены на правой и левой сторонах. Серединой нагрудника служит большая круглая пластина, расчеканенная рядами мелких прямых и косых желобков. В центре этой пластины укреплен двуглавый орел под тремя коронами. Зерцальные доски с внешней стороны золочены и серебрены. На них имеется первоклассная наводка золотом работы мастера Никиты Давыдова. Вес зерцал 12 300 г. В описи 1687 года эти зерцала были оценены в 1000 рублей (рис. 29).

Следует остановиться еще на одном экземпляре из этой интересной группы - на зерцалах № 4572 работы русского мастера Григория Вяткина (рис. 30). Они были изготовлены для царя Алексея Михайловича в 1670 году и, пожалуй, являются последними, так как к концу XVII века значение их как оборонительного и декоративного доспеха совершенно упало.

Зерцала по своему устройству представляют повторение зерцал, описанных выше, работы Коновалова и Давыдова. Они также состоят из нагрудника и спины, составленных из симметрично расположенных пластин различной формы. Всего пластин в доспехе насчитывается 28, не считая двух оплечий и горловины. Пластины зерцала вычеканены мелкими полукруглыми канавками; с обратной стороны пластин ясно видны следы этой весьма искусной чеканки.

Рис. 29. Общий вид зерцал № 4571 работы мастера Никиты Давыдова.

Рис. 29. Общий вид зерцал № 4571 работы мастера Никиты Давыдова.

С лицевой стороны все пластины тщательно отполированы и через ряд тонко наведены золотом В центре каждой средней зерцальной доски укреплено серебряное и золоченое клеймо с изображением двуглавого орла под одной общей большой короной. Изображение орла выполнен, цветной эмалью. По краю круглых центральных пластин, в специальной кайме, идет надпись вязью, содержащая сокращенный титул царя: "Божиею милостию великий государь царь і великий князь Алексей Михайлович всея великия и малыя и белыя России самодержец i многих государств и земель восточных и западных и северных отчичь и дедичь и наследит государь и обладатель".

На круглой пластине спины имеется продолжение этой надписи: "В лето 7178 (1670) март в 4 день зделаны сии зерцала повелением великого государя царя и великого князя Алексе, Михайловича всея великий и малыя и белыя России самодержца, при боярине и оружеииче: при Богдане Матфеевиче Хитрово с товарищи" (рис. 31).
Вяткин в этом доспехе явно стремится повторить работу своих предшественников, но выпол няет ее с еще большей тщательностью и мастерством.
По описи 1687 года эти зерцала, так же как и первые, были оценены в 1500 рублей. Be зерцал - 13 500 г.

Все перечисленные выше виды кольчатых и кольчато-пластинчатых доспехов широк применялись в XVI и XVII веках; так, например, согласно "смотренным книгам и десятням; русские воины часто являлись на полковую службу в доспехах, которые нередко состояли и шлема, кольчуги или панциря, зерцал и т. д. В 1553 году Иван Иванов сын Кобылин Мокшеев явился на царскую службу "на коне, в доспехе, в шишаке, и в шлеме, и в наручнях, и в наколенниках, а люди его в полку - один в пансыре и в шлеме, а три человек; в тигелях в толстых". В 1554 году Иван Большой Васильев сын Мясоедов явился на царску службу "в доспехе и в шапке, да сверх доспеха ферзи бархатны". В 1556 году Степан Федоров сын Нагаев явился на царскую службу "на коне и в панцире и в шеломе", а люди в его полку: "Один в кольчуге, шапка на нем турская; три в тигелях, на двух шапки железны) на третьем бумажная; в саадацех и в саблях; у них два копья да две рогатины". В 1556 год; "русин Семенов сын Батюшков"явился на военную службу "на коне в доспехе, люди его Tpи человека в полку на конях; один в панцире, другой в бахтерце, трети"в куяке да человек и тегиляе". В 1577 году Иван Петров сын Данилов "явился на государеву службу на коне в пан сыре, в шеломе, в зерцале, в наручнях, с батарлыки, в саадаке, в сабле да за ним три человек; на коне в пансыре, в шапке в железной, в саадаке, в сабле".

Из приведенных выше примеров видно, что оборонительное вооружение воинов к XVI столетию было крайне разнообразно и зависело главным образом от богатства и состоятельности того феодала, который выставлял воинов.

В XVII столетии в описаниях явок на "государеву службу"все реже встречаются упоминания о доспехах, а саадаки, копья и рогатины сменяются огнестрельным оружием. Так например, в 1621 году "Афанасий Степанов сын Лутовинов явился на государеву службу на мерине с пищалью и с саблею"; в 1632 году Василий Ахметьев - "на коне с двумя пищалями", а в 1646 году Артемий Федоров сын Пищулин - "на коне с карабином с саблею" Василии Федоров сын Неклюдов - "на мерине с пищалью и с рогатиной". 

Но в десятнях и смотренных списках до конца XVII века можно встретить отдельные случаи упоминания о доспехах; например, окольничий и оружничий Богдан Хитрово явился на военную службу в 1664 году "на аргамаке в пансыре, и в зерцале, и в наручнях, и в шапке ерихонке... да с боем двадцать один человек".

К этому времени оборонительное вооружение уже теряет свое первоначальное значение и приобретает все более и более парадную, декоративную форму, хотя на отдаленных окраинах- на севере и на юге России - оно еще не утрачивает и оборонительного значения.

Рис. 30. Общий вид зерцал № 4572 работы мастера Вяткина. 1670 год.

Рис. 30. Общий вид зерцал № 4572 работы мастера Вяткина. 1670 год.

Рис. 31. Деталь зерцал № 4572. 1670 год.

Рис. 31. Деталь зерцал № 4572. 1670 год.

Крупные феодалы из придворной знати хранили эти сходившие со сцены образцы древнего вооружения как прадедовские реликвии, свидетели боевой славы и доблести предков.
В описи 1627 года имущества Максима Максимовича Строганова наряду с перечнем драгоценностей, роскошной одежды указываются "два короба доспехов, бахтерцев и кольчуг и шеломов и пансырей", но интересно, что весь этот доспешный материал находился уже тогда в плачевном состоянии, что видно из весьма красноречивой приписки: "все поржавело, в местах не держится".
Обычно в кладовых крупного дворянства имелись разнообразные предметы, относящиеся к кольчатым и пластинчато-кольчатым доспехам. Несмотря на скупость актовых и описных записей, все же можно до некоторой степени установить состав хранившихся в кладовых доспехов. Так, например, в описи имения, оставшегося после смерти убитого в Новгороде в 1608 году по обвинению в измене Михаила Татищева, имеются отдельные весьма интересные предметы: "Ожерельишко, бархат космат, литовский чюбар, ветчано, цена 6 денег"; "панцирь без ожерелья, цена 20 алтын, панциришко лютцкое, цена 20 алтын"; "панцирь без ожерелья пена 20 алтын"; "доспех зобанец бархат зелен цена 10 рублев"; "налатник бархат венедицкий червчат, развода золота петлеват с серебром, образцы долгие снизаны жемчугом сплошь в 12 местах, пуговки бирюзки в гнездах в серебре, воротник обнизан жемчугом, подложен палат-пик киндяком, цена 20 алтын"; "шапка черкасска с кольцы, мишени резаны золочены, цена 20 алтын"; "три нодшоломника стеганых, два атласны, один червчат, другой зелен, третий камка червчата, цена 20 алтын с гривною".
И описи вещей боярина Артамона Сергеевича Матвеева, относящейся ко второй половине XVII столетия, среди других предметов упоминаются некоторые экземпляры оборонительного доспеха.
На первом месте в описи значится "панцирь мелетиской".

Судя по описанию, это был парадный панцирь, густо украшенный золочеными и серебряными пластинками и цветными камнями. Описание этого доспеха сходится с описанием ряда панцирей, относимых описями Государственной Оружейной палаты к черкасским, которые отличались легкостью, прочностью и массой всевозможных украшений. Панцири, которые имели когда-то боевое значение, записаны просто в общем счете: "32 панциря простых и в том числе 4 кольчуги".

Наличие в описи имущества боярина Матвеева двух бахтерцев представляет некоторый интерес, так как помогает установить бытование этого вида доспеха в России.
Нужно сказать, что именно для времени боярина Артамона Сергеевича Матвеева эти доспехи весьма характерны, особенно первый из них: "Бахтерец медный посеребрен, с мишеньми с медными позолочены и с гладкими серебреными, с каменьи простыми, подложен олешною".

Доспехи, изготовленные из мягких металлов, например из меди, были рассчитаны на внешний эффект, практического же значения как оборонительный доспех они почти не имели. Однако это вовсе не значит, что они не употреблялись в походах.

Более солидным в смысле своего оборонительного значения является второй "...бахторси железный, подложен стамедишком красным".
Других видов оборонительного вооружения мы в описи вещей А. С. Матвеева не видим, за исключением нескольких нарукавников, рукавов, остатков бахтерца и т. п. Всего панцирей is кольчуг в данном имуществе насчитывается 32.

Приведя характерные примеры двух основных групп имущества крупного феодала XVII столетия Михаила Татищева, умершего в 1608 году, и другого не менее крупного боярина А. С. Матвеева, умершего в 1682 году, мы можем сделать вывод, что XVII столетние являлось периодом заката кольчатого доспеха. 
С развитием огнестрельного оружия значение тяжелого и довольно неудобного оборонительного доспехи быстро падает.

Гордеев Н.В.
Сборник научных трудов по материалам Государственной оружейной палаты. М., 1954.

Похожие статьи:


Закрыть ... [X]

Средневековое оружие и броня: распространённые заблуждения Подхалим анекдоты

Русский доспехи и одежда Русский доспехи и одежда Русский доспехи и одежда Русский доспехи и одежда Русский доспехи и одежда Русский доспехи и одежда Русский доспехи и одежда Русский доспехи и одежда Русский доспехи и одежда